За всё заплачено - страница 8

(удивленно). Почему?


Хлебников делает Назарову знак, чтобы тот молчал. Назаров понимающе кивает. Хлебников обводит пальцем по периметру помещения и прикладывает руку к уху.


ХЛЕБНИКОВ. Ты темп потерял. На его восстановление может уйти и пол года, и год. Твои долги будут только расти, а поэтому это все как мертвому припарки.

НАЗАРОВ. Что же мне, тогда, делать? Вешаться?


Хлебников пишет что-то на листе бумаги и отдает Назарову. Назаров бегло читает и кивает головой.


ХЛЕБНИКОВ. Думай. Может, чего придумаешь.


60.

НАТ. Здание банка.

Назаров выходит из здания и садится за руль своего БМВ. Подумав пару секунд, он достает бумажку. На ней написано:


Hlebnikov@mail.ru pass: s-hl-777


Назаров прячет бумажку во внутренний карман куртки и заводит двигатель. За ним наблюдают два охранника банка. Один из них берет трубку и набирает номер.


61.


ИНТ. День. Кафе в центре Москвы. За столом Рожков с Назаровым. На столе открытая бутылка минеральной воды и два стакана.


РОЖКОВ. Майкл, тебе что, плохо, да? Скажи.

НАЗАРОВ. Нет, нет. Ничего. Давай о деле.

РОЖКОВ. Майкл, братан. Ну, ты ж понимаешь, я не один решаю. У меня только десять процентов. Я им говорю, он справится, но они проголосовали против. Я ничего не смог сделать, понимаешь? Ничего.


Назаров сидит, молча глядя на стакан. Рожков опять начинает первым.


РОЖКОВ. А сколько тебе надо собрать?

НАЗАРОВ. Дело не в том, сколько. Женя. Мне не собрать нужно, мне надо дела наладить. Договора нужны. Без них я сдохну.

РОЖКОВ. Ты сейчас живешь-то на что?


Назаров машет рукой в сторону.

У него опять начинает все плыть перед глазами. Рожков еще что-то говорит, но Назаров его уже не слышит. Он только видит, как за соседним столиком симпатичная девушка крутит на столе нож в ожидании, когда ей подадут заказанное блюдо. Вот она вертанув нож очередной раз и, весело засмеявшись чему-то, отворачивается к подруге.

Назаров видит, как нож вращается. Он даже слышит, как вращается это проклятый нож. Этот звук напоминает ему звук старых заржавелых жерновов. Нож вращается все медленнее. Наконец он останавливается с невероятным скрежетом, который переходит в громкий удар колокола. Острие ножа показывает точно на Назарова, который сидит спиной к витрине. Назаров, с квадратными от ужаса глазами, медленно оборачивается назад, на улицу. За окном на другой стороне улицы точно за его спиной на остановке сидит пожилой человек, который вдруг начинает медленно заваливаться на бок, поднимая руку к сердцу. Рядом сидящая женщина медленно встает, беззвучно открывая рот. Мимо медленно идут люди. Пожилая женщина медленно наклоняется над стариком и что-то беззвучно говорит губами. Медленно проезжает машина. Назаров ничего не слышит, только эхо последнего удара колокола. Сквозь тишину вдруг прорывается голос Рожкова.


РОЖКОВ. Майкл, братан, ты что? Майкл? Да что с тобой?


Назаров сидит со стеклянными глазами.

Рожков трясет его за плечо, пытаясь привести в чувство.

Назаров, вдруг очнувшись, вздрагивает. С его лица капает пот. Он начинает подниматься со стула, наклоняется к Рожкову и говорит ему шепотом почти в лицо.


НАЗАРОВ. Я смерть вижу.

РОЖКОВ (привставая). Майкл, сядь. Ты что?

НАЗАРОВ (еще страшнее вытаращив глаза). Я вижу смерть, Женя. Смерть. Везде. Она везде. Везде. Везде.


Вдруг тело его теряет силы, и он безвольно падает на стул. Перепуганный Рожков пытается налить в стакан воды.


РОЖКОВ. Майкл? На, выпей. Посиди, успокойся?


Назаров смотрит на друга не узнающим взглядом. Потом переводит тупой взгляд на стакан. Все сидящие вокруг оборачиваются на них с Рожковым. Кто-то крутит пальцем у виска, кто-то прищелкивает по горлу.


НАЗАРОВ. Что? Ты? Что со мной?

РОЖКОВ. Слушай, пойдем. Тебе домой надо. Я довезу.


62.

НАТ. Ниссан Рожкова едет по Ленинскому проспекту.

За рулем Рожков. Назаров безвольно лежит на пассажирском сидении.

Рожков ведет машину очень аккуратно, иногда поглядывая на Назарова. Тот молчит.


63.

ИНТ. Квартира Назарова.

Рожков открывает дверь квартиры и кладет ключи в прихожей. Назаров заходит за ним, будто пьяный. Рожков придерживает его, не давая упасть. В руках у Рожкова баскетбольный мяч в упаковке и кожаная сумка с ноутбуком.


РОЖКОВ. Слушай, ты ложись, давай. И успокойся.


Он проводит Назарова в гостиную. Тот покорно ложится на диван.

Рожков кладет вещи, садится на кресло и набирает номер на сотовом телефоне.


РОЖКОВ. Алло. Ленка? Это Женя... Да... Я тут с Мишкой,.. Нет, все в порядке уже,.. Не-е. Я его до дома довез,.. Да,.. Тачка ваша на Тверской осталась. Да... Около Ростикса,.. Хорошо, подожду. (Отключает трубку.) Она скоро приедет. (Оборачивается.) Майкл?..


Рожков встает и подходит к Назарову. Назаров лежит с открытыми глазами на диване. Спит, не спит. Это не понятно. Он даже почти не дышит. Рожков наклоняется и внимательно смотрит другу в лицо. В какой-то момент ему кажется, что глаза Назарова бесконечно пусты, и он чуть не проваливается в них. Рожков вздрагивает от неожиданности и, отпрянув, выпрямляется.


РОЖКОВ. Вот, черт!


В недоумении, пару раз обернувшись, Рожков тихо уходит на кухню. Слышно как он наливает воду в чайник.

Назаров так и лежит не пошевелившись. Его лицо безмятежно и ничего не выражает.

64.

ИНТ. Вечер. Квартира Назарова.

Почти бесшумно открывается входная дверь. В ярком свете, вспыхнувшем в проеме коридора, возникает силуэт Лены. Она выглядит устало и испуганно.

Заснувший, было, Рожков вздрагивает в кресле и встает ей навстречу, стараясь не шуметь. Он выходит в коридор с прижатым к губам пальцем и слегка прикрывает за собой дверь.


РОЖКОВ. Ленка, извини, я закимарил тут.

ЛЕНА (кивая). Что с ним?

РОЖКОВ. Не знаю. Что-то нашло. Похоже, спит сейчас. Сидели в кабаке, так, болтали. Воду пил. Потом, вдруг побелел весь и уставился как вкопанный на улицу. Я думал, того, (Делает движение пальцем), крыша съехала.


Лена приоткрывает дверь и смотрит на Назарова.


ЛЕНА. Спит. (Рожкову.) Что ты говоришь?

РОЖКОВ. Я говорю, замер и смотрит. И белый весь. Но потом ничего, отошел, вроде. А приехали когда, лег и больше не вставал.

ЛЕНА. Спасибо тебе, Женя.

РОЖКОВ. Да ладно, чего там.


Лена входит в комнату, накрывает Назарова пледом, и, постояв немного рядом, выходит в коридор, оставив дверь открытой.


ЛЕНА. Пойдем на кухню.

РОЖКОВ. Может, дверь закрыть?

ЛЕНА. Не надо. Он спит как убитый, не добудишься.

РОЖКОВ. Ну, ладно.


Оба проходят по коридору. Рожков садится за стол.


ЛЕНА. Кофе будешь?

РОЖКОВ. Не. Я чай (Пауза.) Ты знаешь? Может ему того, к психиатру обратиться? Может, ему тогда вот так дали по башке, что теперь глючит, а? Извини.


Лена наливает воду в электрический чайник и нажимает кнопку. Потом достает две чистых чашки и банку с растворимым кофе.


ЛЕНА. Может и надо. Устала я, Женя. С того случая все не так как-то. И все молчит, молчит. Я ночью проснусь, смотрю, он лежит на спине, глаза открыты, весь мокрый. Думала, не спит, а он и не шевелится. Как мертвый. Потом как-то разом проснется, вскочит и ходит по квартире. Или на балкон выходит, стоит и бормочет. Всё про чью-то смерть.

РОЖКОВ. Во-во. Он и в кабаке что-то типа этого сказал, я только не понял, что.

ЛЕНА. А то, какого-то бомжа чуть домой не притащил.


Рожков сидит, изредка поглядывая на чайник.


ЛЕНА. Ладно. Может, правда, к психиатру сходить?

РОЖКОВ. Давай, я приеду домой, позвоню, телефон дам. У меня есть один хороший знакомый. Врач. Он поможет (Пауза.) Слушай. Он про деньги что-то говорил, я не понял. У него, наверное, долги скопились? Я вот тут принес. (Достает из нагрудного кармана толстую пачку долларов). Ему хотел отдать. Слышь, Лен. Тут десять штук.

ЛЕНА. Женя, ты что? Зачем?

РОЖКОВ. Ты... Ты не думай. (Машет рукой.) Не надо. Это ж не последние. Я ему все равно бы их отдал там. Он просил. (Кладет деньги на стол и подвигает их Лене). Можете не отдавать. Вам надо. Я знаю.

ЛЕНА (с комком в горле). Женя. Спасибо (пауза). Спасибо тебе.


Закипает чайник. Лена сеутясь, насыпает себе кофе. Достает пакетик чая для Рожкова. Женя, подвинув чашку с пакетиком к себе, берет чайник и заливает обе чашки кипятком.


РОЖКОВ. Ты только моей Светке не говори. А кто если спросит, скажи, что я не давал ничего. Ладно?

ЛЕНА. Почему?

РОЖКОВ. Так надо... В общем, отказал. Ладно? (Пауза). А знаешь, ты и ему не говори. Это тебе и Андрюхе. Если надо еще будет, я привезу. (Лена молчит).


Оба пьют из чашек. Рожков управляется быстро.


РОЖКОВ. А, Андрюха то где?

ЛЕНА. На даче с бабушкой. С моей мамой.

РОЖКОВ. Правильно, а то это ... (Пауза.) Ладно, я пойду. Поздно уже. Перезвоню через час. (Встает).

ЛЕНА (тоже встает). Да, поздно. Давай, лучше ты завтра позвонишь.

РОЖКОВ. Хорошо. Завтра.


На его лице выражение выполненного долга.

В коридоре Лена обращает внимание на ноутбук.


ЛЕНА. Что это?

РОЖКОВ. Это? Комп.

ЛЕНА. Зачем?

РОЖКОВ. Я не знаю. Мы на день рождения ему скинулись, спросили, что купить. Он сказал ноутбук. Я в них не разбираюсь. Это Хлебников привез.

ЛЕНА. Господи. Зачем он ему? У него же есть.

РОЖКОВ. Хлебников сказал, такого нет ни у кого. Сказал, Назар, в смысле, Мишка, заценит. Ну ладно. Я пошел.


Уже почти в дверях Лена останавливает его.


ЛЕНА. Женя.

РОЖКОВ (оборачиваясь). Да?

ЛЕНА. Почему у него так мало стало друзей?


Рожков неуклюже останавливается в дверном проеме и пытается что-то сказать, но, махнув рукой куда-то в сторону, поспешно выходит из квартиры.

Лена, посмотрев ему вслед, аккуратно прикрывает дверь, и прислоняется к ней спиной. Из прихожей ей хорошо виден Назаров, лежащий на диване.


ЛЕНА (вслух). Почему все так плохо, Назаров? Ну почему?


Лена уходит на кухню. Назаров лежит, как лежал. Он хорошо виден в слегка освещенной вечерним уличным светом комнате. Его лицо абсолютно спокойно.


65.

ИНТ. Рекламное агентство.

ЗВОНИТ телефон. Вика поднимает трубку.


ВИКА. Рекламное агентство «Панорама»... Нет. Его сейчас нет. Что ему передать?.. Нет, он просил звонить ему на мобильный. Вы знаете номер?.. Хорошо. (Записывает). Я передам... Спасибо.


66.


ИНТ. Кабинет Злотина. Злотин, с трубкой в одной руке и чем-то портативным электронным в другой. Напротив него человек в золотых очках, БОРИС СЕРГЕЕВИЧ ЛИПКИН.

Злотин кладет телефонную трубку, поднимает ее снова и набирает номер.


ЗЛОТИН. Алло. Людмила?.. Да, я... Ты где сейчас? (Смотрит на прибор)... А потом? (Опять смотрит на прибор)... Ну, ты у нее долго не задерживайся. Помнишь? Мы сегодня в Новую оперу идем. … Не забыла? Хорошо. В шесть за тобой машина заедет. Встретимся на месте... Давай. (Вешает трубку, смотрит на прибор и улыбается).


ЛИПКИН. Ну, как, Владимир Юрьевич?

ЗЛОТИН. Занятно, занятно. (Улыбается). И все, правда?

ЛИПКИН. На девяносто процентов. За тембром своего голоса уследить очень сложно, практически невозможно, тем более, когда застаешь человека врасплох. Берем?

ЗЛОТИН. Да. Заказывай сколько необходимо. И у меня к тебе Борис Сергеевич, есть одно предложение.

ЛИПКИН. Слушаю, Владимир Юрьевич.


67.

НАТ. День. Ярославское шоссе в районе ВДНХ.

Назаров едет на БМВ. Звонит мобильный телефон. Назаров включает громкоговорящую связь.


НАЗАРОВ. Да... Да, я.

ВИКА (из офиса). Михаил Андреевич. Вам Злотин звонил... Да... Он просил Вам напомнить, что срок оканчивается через два дня... Нет, больше ничего.


Назаров нажимает кнопку. Потом, не отрываясь от дороги, тыкает пальцем на панели приемника. Наконец, видимо, найдя то, что искал, нажимает на кнопку «Пуск» и давит на газ. Звучит музыкальная композиция.

БМВ растворяется в потоке.


68.


Звучит музыкальная композиция. Все дальнейшее происходит на ее фоне.

НАТ. БМВ Назарова заезжает на какой-то склад.

Навстречу ему выходят два абрека. Они по очереди обнимают его как родного. Назаров идет вместе с абреками по каким-то длинным коридорам и, наконец, попадает в маленькую комнату со стеклянной перегородкой, за которой видны швейные машинки и три десятка швей разного возраста. Сидящий за столом толстый восточный человек в инвалидной коляске при виде Назарова расплывается в широкой улыбке. Они обнимаются через стол. Счастливые абреки занимают пост у двери.

Восточный человек достает из стола пачку денег и протягивает Назарову. Назаров берет пачку и что-то говорит восточному человеку. Тот отрицательно машет головой. Назаров опять что-то говорит и лезет в карман. Восточный человек делает обидчивое лицо и начинает монолог с размахиванием руками и массой жестов в стиле «За кого ты меня принимаешь?». Наконец, выдохнувшись, он вопросительно смотрит на Назарова. Назаров встает, переваливается через стол и тепло обнимает восточного человека, который, почти плача, отправляет его жестом вон.


Два абрека стоят и смотрят, как БМВ Назарова скрывается в клубах пыли, потом закрывают забор на внутренний замок.


44. (Продолжается музыкальная композиция).

НАТ. БМВ Назарова стоит около высокого дорогого забора.

Рядом припаркована новенькая девятка. Сам Назаров вместе с невысоким круглым человечком лет пятидесяти в длинной цветастой рубашке навыпуск обсуждают что-то, поглядывая на строящийся дом классического стиля. Человечек бегает вокруг Назарова то показывая пальцем на дом, то поворачивая его лицом к лесу. Они вместе идут по центральной аллее. Вокруг снуют рабочие, которые что-то несут, пилят, прокладывают. Человечек останавливает какого-то рабочего, говорит ему что-то, и тот идет обратно. Так они доходят до сарая, двери которого открыты. В сарае человечек быстро передает Назарову пачку денег и делает вид, что что-то показывает, когда мимо двери проходят двое рабочих с носилками. Наконец оба выходят из сарая. Назаров направляется к машине, а человечек бежит к рабочим, которые что-то уронили, на ходу крича и размахивая руками.

Назаров садится в машину, бегло пересчитывает деньги, потом с недовольным видом покачивает головой, заводит двигатель, и БМВ срывается с места.


66. (Продолжение музыкальной композиции).

НАТ. Гаражи.

БМВ Назарова осматривают трое крутолобых ребят провинциальной внешности. Капот и кузов машины открыты. За рулем сидит бритый тип и смотрит документы, лежащие у него на коленях. Назаров стоит около машины с безразличным выражением лица и руками в карманах. Рядом стоит несвежая грязная девятка белого цвета.

Крутолобые ребята, наконец, опускают капот и хлопают багажником в полном удовлетворении. Бритый тип скрупулезно отсчитывает деньги и протягивает их Назарову. Назаров пересчитывает. Бритый вежливо ждет. Крутолобые забираются в БМВ. Назаров, пересчитав деньги и спрятав их в сумку, отдает документы на машину. Бритый тоже отдает ему документы и ключи от девятки.

Назаров подходит к девятке, открывает дверь, бросает сумку на сиденье, садится за руль и видит, как его БВМ юзом выскакивает на трассу и быстро скрывается вдали.


77.

НАТ. Подъезд офиса рекламного агентства.

Назаров останавливается на белой девятке около дверей своего офиса.


Конец музыкальной композиции.


69.

ИНТ. Переговорная комната агентства.

Назаров сидит один за длинным столом.

На столе разбросаны деньги. Назаров сидит, закрыв глазам руками, и о чем-то думает.

В дверь тихо СТУЧАТ.


НАЗАРОВ (устало). Да. Кто там?

Дверь аккуратно открывается и в нее также аккуратно протискивается Вика. За ней входят Олло, Александра, длинноволосый оператор Паша и еще двое молодых дизайнеров.


ВИКА. Михаил Андреевич. Мы тут. В общем. Вот.


Вика выкладывает на стол еще пачку денег.

ОЛЛО. Миш. Мы собрали, сколько смогли.

АЛЕКСАНДРА. Михаил Андреевич, возьмите. Вам надо.


Назаров убирает руки от лица и вдруг начинает беззвучно плакать. Крупные слезы скатываются по его щекам и капают на стол.


Олло начинает тихо выталкивать людей за дверь. Все выходят

Олло оборачивается в дверях и поднимает вверх сжатый кулак.


ОЛЛО. Ты давай. Держись. Мы с тобой.


Дверь за ним тихо закрывается. Назаров остается один. Он смотрит на сиротливую пачку денег, принесенную ребятами.

Откуда-то издали слышен нарастающий стук барабанов.

Назаров резко встает. Звук пропадает.

Назаров собирает разбросанные деньги, внимательно пересчитывает их, кладет в большой конверт, надписывает его и сунет его в портфель.

Пачку, которую принесли ребята он, покрутив в руках, кладет в портфель отдельно. Потом набирает номер на мобильном телефоне.


НАЗАРОВ (мрачно). Алла? Здравствуйте... Да... Это Назаров... Передайте Владимиру Юрьевичу, что я готов встретиться... Хорошо, могу сегодня. Через час буду.


70.

ИНТ.Ресторан где-то в центре.

За хорошо сервированном столом в отдельном кабинете сидят Злотин и Гранцев.

Их одиночество нарушают только два охранника у приоткрытой двери и официант.


ЗЛОТИН. Ты чего не ешь? Ешь, давай. Бывал тут?

ГРАНЦЕВ (восхищенно поглядывая вокруг). Нет. Ни разу.

ЗЛОТИН. Конечно. Это мой ресторан. Клубный. Только по картам. Нравится?

ГРАНЦЕВ. Да. Очень.

ЗЛОТИН. У меня шеф-повар - испанец. Готовит. У-у (причмокивает губами). Давай, давай. Наваливайся. Когда еще поешь, как человек.

ГРАНЦЕВ (подвигая себе блюдо). А Назаров тоже был тут?

ЗЛОТИН. Нет. Назаров тут не был. Он предпочитает другие места. А я, знаешь, пиво с креветками, как-то не очень. (Жует). И не люблю я, когда много народа. Тут, знаешь, как-то спокойнее.

ГРАНЦЕВ. Вы меня хотели что-то спросить, Владимир Юрьевич?

ЗЛОТИН. А ты догадливый. Действительно, с чего бы я тебя стал кормить, да?


Гранцев перестает жевать.


ЗЛОТИН (смеясь). Чего остановился сразу? Ешь. Ты же в гостях. Я тебя угощаю. Вина давай налью.


Официант, как-то незаметно стоявший в углу, делает шаг вперед. Но Злотин останавливает его движением руки.


ЗЛОТИН. Это, конечно, не то пойло, которое вам Рожков поставляет, но тоже ничего. (Наливает два фужера.) Твое здоровье.


Гранцев аккуратно берет фужер. Злотин ждет его. Гранцев поднимает фужер над столом в нерешительности.


ЗЛОТИН. Ну, давай. За знакомство (Чокается).


Гранцев отпивает немного и ставит фужер на стол.


ЗЛОТИН (глядя на него и улыбаясь). Ну, как?

Гранцев. Хорошее вино.

ЗЛОТИН. Еще бы? (Смеется.) Шестьсот долларов бутылка.


Гранцев опять перестает жевать и застывает с куском мяса во рту.


ЗЛОТИН (хохочет). Да что ж ты так на все реагируешь?

ГРАНЦЕВ. Владимир Юрьевич, я не привык, когда мне,.. когда я...

ЗЛОТН. Все. Прости. Виноват. Пошутить хотел.


Злотин тоже ставит свой фужер на стол и делает знак охранникам, чтобы те ушли. Охранники встают и уходят, не забыв увести за собой официанта.


ЗЛОТИН. Вдвоем лучше. А то, знаешь, я тоже не люблю, когда в рот смотрят.


Гранцев понемногу приходит в себя и начинает жевать, глядя вперед.


ЗЛОТИН. Ты не стесняйся. Налегай. (Пауза). И слушай.


Некоторое время оба только едят, иногда отпивая вино.


ЗЛОТИН. Про ситуацию у Вас в агентстве говорить не буду. Печально, конечно, что так все получается.

ГРАНЦЕВ. Но ведь от вас же все и зависит.

ЗЛОТИН. Не совсем. Как к человеку, я к Назарову не имею никаких претензий. Но бизнес, это другое дело. Я, понимаешь, совладелец. Я вложил деньги. Свои, причем. И я их теряю. Вот скажи, если бы ты мне дал деньги? Много денег. А я тебе через год сказал бы, знаешь, Витя, денег нет. Ты спросишь меня, почему? Я скажу тебе. Я их вложил, думал, заработаю. Я очень старался, но не смог. Я работал днем и ночью, но нашлись какие-то люди, которые мне помешали. И вот я, такой красивый, сижу перед тобой и говорю, Витя, ты забудь про них, про деньги. Хрен с ними, я же человек-то хороший, просто не смог. Что бы ты мне на это сказал?


Гранцев перестает жевать и слушает Злотина с серьезным лицом.


ГРАНЦЕВ. Я бы Вам никогда не дал (Пауза.) Ни рубля.


Сказав это, он вдруг принимается энергично разделывать ножом мясо. Злотин, опешив на секунду, вдруг начинает смеяться.


ЗЛОТИН. А правильно. Знаешь, правильно. Да. Это самое правильное, что можно было бы сделать. Ты интересный человек, Гранцев.


Гранцев сосредоточенно смотрит в тарелку, продолжая орудовать ножом. Ему не нравится весь этот разговор. Он не понимает, чего хочет от него этот вальяжный, богатый человек, которого он видит первый раз в жизни. Злотин напоминает ему барина, который любит распоряжаться челядью по собственному усмотрению.

Злотин смотрит на Гранцева, как тот разбирается с мясным блюдом и, кажется, в нем зреет какое-то решение. Наконец, оно созревает.


ЗЛОТИН. Мне нужен новый директор.

ГРАНЦЕВ (переставая резать мясо). Я догадался.

ЗЛОТИН. Разумеется. Стал бы я тебя приглашать.

ГРАНЦЕВ. Какие условия?


Злотин, взглянув внимательно на Гранцева, аккуратно кладет вилку, и медленно вытирает губы салфеткой.


ЗЛОТИН. Ну, во-первых. Никакой самодеятельности. Не в творчестве, конечно. Но ты должен всегда помнить, кто за тобой стоит. Если я скажу тебе, что с этим клиентом работать не надо, значит не надо.

ГРАНЦЕВ. Тогда с чего же я буду зарплату получать?

ЗЛОТИН. Конечно, не из моего кармана. Даже не сомневайся. Но клиентов я тебе подгоню. Бери на вскидку. Водочники, нефтянка, недвижимость, текстиль. Осилишь, подгоню еще.

ГРАНЦЕВ. А зарплата?

ЗЛОТИН. Пять тысяч в месяц, медицинская страховка и весь социальный пакет.

ГРАНЦЕВ. Зарплата в черную.

ЗЛОТИН. Нет, зачем? Всё будет официально.

ГРАНЦЕВ. Я согласен, Владимир Юрьевич.

ЗЛОТИН. И нет никаких вопросов?

ГРАНЦЕВ. Все, что меня интересовало, я уже спросил.

ЗЛОТИН (разочарованно). Жаль. А поговорить? Назаров, вот, любит, знаешь, пообщаться, обсудить, так сказать, проблемы бизнеса.

ГРАНЦЕВ. А чего обсуждать? Он обсуждает, потому что не умеет управлять. А когда все отлажено, распределено, обсуждать нечего и некогда. Надо работать.


Злотин на какое-то мгновение обалдевает от такой наглости.


ЗЛОТИН. Эка ты его. А я думал, вы друзья.

ГРАНЦЕВ. Были... Он меня выгнал.

ЗЛОТИН. Так ли?.. Ну, положим, ты сам ушел.

ГРАНЦЕВ. А я не хочу участвовать в агонии. Лучше сразу уйти, чем ждать, чем все это кончится.

ЗЛОТИН. Выходит, ты угадал?

ГРАНцЕВ. Выходит... И знаете, Владимир Юрьевич, я думаю, что всегда побеждает сильнейший.


С минуту оба сидят молча. Злотин внимательно разглядывает Гранцева.


ЗЛОТИН. Ну ладно. Хорошо. Переиграл друга, значит. Ладно. Жду тебя у себя послезавтра в двенадцать. Вот моя визитная карточка, там адрес, телефон. Секретаря зовут Алла. Сначала позвони. (Встает.) Сиди, не провожай. Можешь отдыхать хоть до потери пульса, все оплачено. Вино допей. Оно хорошее, жалко будет выливать.


Злотин встает, обходит стол, и, похлопав Гранцева отечески по спине, выходит, закрыв плотно дверь.


71.

ИНТ. Кабинет ресторана.

Гранцев остается один. Он оборачивается. Один. Никого. Напряженное выражение его лица постепенно сменяется на значительное.

Гранцев берет со стола визитку Злотина. Она отпечатана на очень дорогой бумаге. Выделяется тисненый золотом герб Москвы.


ГРАНЦЕВ (читает вслух). Злотин Владимир Юрьевич, депутат Московской Городской Думы.


В дверь робко СТУЧАТ.


ГРАНЦЕВ. Да. Кто там?


Официант с подносом в руке протискивается в кабинет.


ОФИЦИАНТ. Простите. Если Вам что-то понадобится, просто нажмите вот эту кнопку. Меня зовут Василий.

ГРАНЦЕВ. Хорошо. Спасибо.

ОФИЦИАНТ. Я уберу этот прибор, с Вашего позволения?

ГРАНЦЕВ. Да, конечно.


Официант суетится вокруг стола, переставляя на поднос прибор Злотина и недоеденные им блюда.


ГРАНЦЕВ. Скажите? М-м. Скажи-ка, Вася. А Злотин тут часто бывает?

ОФИЦИАНТ (вежливо). Владимир Юрьевич? Обедает каждый день. Иногда ужинает, с женой или друзьями. Еще, что-нибудь принести?

ГРАНЦЕВ. Нет, спасибо, хватит и этого.

ОФИЦИАНТ. Тогда, с Вашего позволения.


Официант уходит, аккуратно прикрыв за собой дверь.


72.

ИНТ. Кабинет Злотина.

Злотин сидит за столом. Напротив него стоит юрист, Александр Вениаминович Збарский, худощавый крючконосый человек лет пятидесяти с большими залысинами на треугольной голове.

Юрист молча подает злотину документы, которые тот бегло проглядывает.

ЗЛОТИН. Сядь. Не маячь. Сколько займет все это оформить?

ЗБАРСКИЙ (садится). Неделю, максимум.

ЗЛОТИН. Хорошо. Тогда готовь документы на Гранцева.

ЗБАРСКИЙ. А он согласен?

ЗЛОТИН. Куда он денется? Главное, что я согласен.

ЗБАРСКИЙ. Хорошо. Что-то еще?

ЗЛОТИН. Да. Посиди. Сейчас Назаров должен быть. Решим этот вопрос, тогда пойдешь.

АЛЛА (по селектору). Владимир Юрьевич? К Вам Назаров.

ЗЛОТИН (юристу). О! (Алле.) Пусть посидит минуту. И соедини меня с бухгалтерией (Пауза)... Что там у нас по Назарову?.. Понятно. А какая на сегодня общая сумма?.. Спасибо (вешает трубку).


Входит Назаров. Уже не хромает, но выглядит очень устало.

ЗЛОТИН. Здравствуй, Миша.

НАЗАРОВ. Здравствуйте, Владимир Юрьевич.

ЗЛОТИН. Знакомься, это наш юрист, Александр Вениаминович.

Назаров сухо кивает юристу. Тот тоже демонстративно не протягивает руки.


ЗЛОТИН. Ну, как твои успехи? Присаживайся.


Назаров нехотя садится напротив Збарского.


НАЗАРОВ. С бухгалтерией я расплатился.

ЗЛОТИН. Так, но не совсем.

НАЗАРОВ. Как это? Вы же мне сами...

ЗЛОТИН (продолжает). Ты расплатился за предыдущий период. Но прошел уже месяц. Агентство не работает. Опять скопилась задолженность. Даже по безналу не платишь. Как ты думаешь (поворачивается к Збарскому) зачем нам такое агентство, которое не работает, а только копит долги.

НАЗАРОВ. Владимир Юрьевич. Но это же нечестно. Я принес Вам деньги, сколько Вы написали.


Злотин отворачивается в сторону и рассматривает рисунок на стене.


НАЗАРОВ. Я не понимаю, какой в этом тогда был смысл?

ЗЛОТИН. Смысл? Видишь ли, Миша. Любой бизнес должен быть единым, хорошо отлаженным механизмом, в котором...

НАЗАРОВ (зло). А, я ведь не болт, Владимир Юрьевич...

ЗЛОТИН (удивленно). Вот как? Ну, хорошо. (Пауза). Смысл был в том, что из-за тебя я чуть не потерял деньги. Теперь я их вернул. А твое агентство мне просто не нужно, понял? Ты не сможешь его поднять, а копить долги неправильно. Все должно приносить доход. И помещение тоже. Поэтому я принял решение. Я просто выселяю тебя из занимаемого офиса. Я даже оформлю банкротство агентства за свой счет. Считай, что у нас сейчас проходит экстренное собрание учредителей. (Смеется). Ликвидационное, так сказать.

НАЗАРОВ. А техника, мебель?

ЗЛОТИН. Что техника? Какая техника? (Обращаясь к Збарсокому.) Ты там видел какую-нибудь технику? (Тот, улыбаясь, отрицательно качает головой.) Вот. И я не видел. Согласно моим данным у тебя на балансе два персональных компьютера и сотовый телефон. Можешь их забрать.


Назаров угрожающе встает.


ЗЛОТИН (откинувшись в кресле). Что, подраться хочешь?

НАЗАРОВ. Нет. Не хочу.


Он демонстративно аккуратно придвигает стул к столу, поворачивается и идет к дверям.

Откуда-то издалека слышен нарастающий стук барабанов.

Назаров не выдерживает и оборачивается.


НАЗАРОВ. Вас похоронят те трое, которых я видел в тот раз.

ЗЛОТИН (округлив глаза). Что? Ты мне угрожаешь? (Подается вперед.) Кто меня похоронит?


Назаров отворачивается и выходит из кабинета.


ЗЛОТИН (вдогонку). Что ты там вякнул, засранец? (И Збарскому). Что он сказал? Ты слышал, что он сказал?


Збарский пожимает плечами.


ЗЛОТИН (совсем разозлившись, вскакивает). Щенок! Мне, угрожать? (В бешенстве бьет ногой по креслу).


Збарский втягивает голову в плечи. Злотин нажимает кнопку на селекторе.


ЗЛОТИН. Панкратова ко мне и Сурыгина.


Он продолжает ходить кругами по кабинету, стараясь успокоиться, и, наконец, садится за стол.


73.

ИНТ. Кабинет Злотина.

Злотин и Збарский молча сидят вдвоем.

Входят двое мужчин в почти одинаковых темно-серых костюмах. Один из них в темных очках, СУРЫГИН, тот охранник с умным лицом, что дежурил в офисе рекламного агентства. Второй, Панкратов, его начальник. Он старше Сурыгина лет на десять. Оба остановливаются около стола с независимым видом.


ЗЛОТИН (держа руки в замке перед лицом). Вот, что. (Задумывается на мгновение). Подготовьте план работ по Назарову.


Оба охранника переглядываются недоуменно.


ЗЛОТИН. Что смотрите? Он мне угрожал. Только что. Вопросы?

ПАНКРАТОВ. Может Вам личку организовать?

ЗЛОТИН. Нет. Не надо пока. Всё. Идите. (Пауза.) Все.


Збарский вскакивает, собирая бумаги.

Все выходят. Сначала Панкратов, потом Сурыгин, за ним юрист.


ЗЛОТИН. Саша (Сурыгин поворачивается у двери, пропуская юриста), будь завтра утром на месте.

СУРЫГИН. Хорошо, Владимир Юрьевич. (Выходит).


Злотин несколько мгновений сидит неподвижно, потом набирает номер на телефоне.


ЗЛОТИН. Хлебникова,.. Злотин... Сергей? Здравствуй... У меня Назаров был... Да, только что ушел... Скажи-ка ты мне, а кто ему дал денег?.. Нет, просто интересно... А-а, машину продал?.. Значит, ты не давал? Ну, хорошо... Ты помнишь?.. Хорошо, до встречи. (Задумчиво вешает трубку). Никому нельзя верить.


Злотин с минуту перекладывает туда-сюда документы, складывает их в кейс. Наконец, встает и выходит в приемную.

Алла, увидев его, быстро кладет телефонную трубку.


ЗЛОТИН. Меня сегодня не будет. Вызови на завтра Гранцева, часов на десять. Всё.


Злотин уходит. Алла, выждав пару секунд, поднимает трубку.


АЛЛА. Ушел... И, что твой?.. А ты?.. Куда?... Ой, а он?


74.

НАТ. Ранний вечер. Офисное здание Злотина.

Злотин выходит из здания открывает заднюю дверь черного Мерседеса и вальяжно располагается на заднем сидении. Шофер вежливо молчит.


ЗЛОТИН. Давай в Новую оперу.

ШОФЕР. За Людмилой Георгиевной не будем заезжать?

ЗЛОТИН. За ней Слава уже поехал.


Шофер поворачивает ключ и заводит двигатель.


75.

ИНТ. Вечер. Маленькое уличное кафе где-то на ВВЦ.

За небольшим круглым столом сидят Назаров, Олло, бухгалтерша Александра, Вика и длинноволосый видео-оператор Паша.


ОЛЛО. Как ты к нему поехал, через пол часа заявились его мордовороты. Всем дали на сборы пятнадцать минут.

НАЗАРОВ. Спасибо, Коля. Я знаю.

ВИКА. Михаил Андреевич я Ваши вещи собрала в коробку. Она у Паши в машине.


Назаров кивает головой. Все замолкают.


НАЗАРОВ. Ну, значит так. С ним я пока расплатился. Технику он просто забрал. Мебель тоже. Ваши деньги у меня. (Достает пачку и кладет на стол).

ВИКА. Вы их не отдали?

НАЗАРОВ. Перебьется.


Вика неуверенно протягивает руку и берет деньги. Олло перехватывает ее руку, берет пачку и тут же быстро прячет ее во внутренний карман куртки.


НАЗАРОВ. Подведем итоги. Денег нет, техники нет, помещения нет. Клиентов само собой, тоже нет. Какие есть предложения?

ОЛЛО. Может, откроем маленькое креативное агентство? Начнем с малого. На регистрацию (хлопает по карману куртки) хватит. Побегаем, что-нибудь нароем.

НАЗАРОВ (выждав немного). Других предложений, вижу, нет. Хорошо. Тогда я скажу. Первое. На меня объявили охоту.

ВИКА. В каком смысле?

НАЗАРОВ. В том смысле, что мой дражайший соучредитель испугался.

ВИКА (удивленно). Вас?

НАЗАРОВ. Нет. Но думает, что меня. Имейте в виду, общение со мной может быть небезопасным, поэтому второе. Вы открываете агентство, но формально без меня. Директором предлагаю Николо. Кто за? Думаю, никто не против.

ОЛЛО. А ты? Ты что, не хочешь участвовать?

НАЗАРОВ. Очень хочу, и буду. Но директором будешь ты. Название придумаете сами. На все формальности даю вам неделю (Пауза.) Заказчиков я вам найду.

ПАША. Это где же, Миша?

НАЗАРОВ. Для начала отберем у Злотина пару клиентов.

ОЛЛО. А, почему? Почему у Злотина? Он же закрывает «ПАНОРАМУ».

НАЗАРОВ. Ты, Ник, его недооцениваешь. Если бы ты знал, кто теперь там директор и чем он собирается заниматься.


Крупно лицо Назарова.


76.

НАТ.Поздний вечер. Мерседес Злотина выруливает около большого загородного особняка.

Автоматические двери пропускают машину и закрываются. Мерседес останавливается под навесом. Шофер входит и открывает заднюю дверь, из которой вылезает богато одетая ухоженная женщина лет пятидесяти. Из другой двери вылезает Злотин. Он останавливается и ждет, когда жена подойдет к нему.


ЛЮДМИЛА (подходя ближе). Русланчик спит уже, наверное.

Входная дверь дома открывается. Симпатичная молодая гувернантка, МАША, встречает их вежливой улыбкой. Людмила, презрительно взглянув на девушку, проходит в дом. Злотин останавливается.


ЗЛОТИН. Как он?

МАША. Сейчас спит уже, Владимир Юрьевич. Добрый вечер.

ЗЛОТИН. Добрый. Тебя отвезти, или останешься?

МАША. Нет, я уже собралась.

ЗЛОТИН. Хорошо. (И шоферу громко). Дима, отвезешь Машу, и возвращайся.

МАША. Владимир Юрьевич, Вы не могли бы мне заплатить за месяц вперед, мне сейчас деньги очень нужны?

ЗЛОТИН. Конечно, Машенька. Можешь не объяснять. Тебе сколько нужно?

МАША. Тысячу на три месяца.

ЗЛОТИН. Пойдем в кабинет. Что мы тут стоим?


Злотин, вежливо пропустив Машу вперед, ведет ее под локоть в дом. Маша, открыв дверь кабинета, привычным движением включает свет. Домашний кабинет Злотина очень похож на его рабочий кабинет, только он значительно меньше и уютнее. Злотин проходит за стол и садится в зеленое кожаное кресло.


ЗЛОТИН. Присаживайся, не стой в дверях.


Маша садится на краешек полукресла.

Злотин выдвигает ящик стола.


ЗЛОТИН. Тысячи хватит?

МАША. Хватит, Владимир Юрьевич. Я расписку могу написать.

ЗЛОТИН. Не надо расписку. Вот (протягивает деньги). Пересчитай.

МАША (взяв деньги). Спасибо, Владимир Юрьевич. Я Вам верю.


Злотин, смотрит на девушку, подперев рукой подбородок. От его пристального взгляда ей становится неудобно. Она начинает нервничать и опускает глаза.


ЗЛОТИН. Что-то не так?

МАША. Я Вам давно хотела сказать, Владимир Юрьевич...

ЗЛОТИН. Говори.

МАША. Руслану не хватает общения. Мне с ним трудно.

ЗЛОТИН. Ты что-то конкретное предлагаешь?

МАША. Это, конечно, Ваше дело, но лучше бы было ему жить с родителями.

ЗЛОТИН. Чтобы я отдал внука этим гуманитариям?

МАША. Поймите, ему необходимо….

ЗЛОТИН. Чтобы он мотался с ними за контрактами по всему свету и жил в гостиницах?

МАША. Руслан хороший мальчик, добрый, но….

ЗЛОТИН. Вот, что,… Мария. Договоримся так. Мне рекомендовали тебя, как хорошую гувернантку. Вот и занимайся воспитанием моего внука. Все остальное тебя не касается. Ты поняла?

МАША. Хорошо, Владимир Юрьевич. Я могу идти?

ЗЛОТИН. Можешь. Слава за тобой завтра заедет.


Маша встает.


ЗЛОТИН (неожиданно). Как отец?

МАША. Был второй удар.

ЗЛОТИН. Деньги. Это для него?

Маша кивает, опустив голову.


ЗЛОТИН. Если надо будет еще, не стесняйся, скажи.


Маша кивает утвердительно.


ЗЛОТИН. Ладно, всё. Иди.

МАША. До свидания, Владимир Юрьевич.

ЗЛОТИН. Да. До завтра.


Маша выходит, оставив Злотина одного.

Злотин сидит, сцепив руки. Задумчиво глядя вперед.


ЛЮДМИЛА (входя в кабинет). Чего она хотела?

ЗЛОТИН. Так. Ничего. Денег вперед попросила.

ЛЮДМИЛА. Лучше бы она о работе думала.

ЗЛОТИН. Она о Руслане говорила. Внук один днями сидит... И тебя где-то вечно носит, что задергалась?

ЛЮДМИЛА (смутившись). Я? Нигде меня не носит. Ты же знаешь, днем в клубе, обычно. Потом по магазинам?

ЗЛОТИН (передразнивая). По магазинам.

ЛЮДМИЛА. Что ты имеешь в виду?

ЗЛОТИН. Интересно, по каким это магазинам можно ходить каждый день?

ЛЮДМИА. Это что, допрос?

ЗЛОТИН. Просто интересно, где ты проводишь столько времени.

ЛЮДМИЛА. Могут быть у меня свои женские секреты?


Злотин пожимает плечами.


ЛЮДМИЛА. Что она еще говорила?

ЗЛОТИН (пропустив вопрос мимо ушей). Надо бы Руслану праздник устроить. На день рождения, что ли.

ЛЮДМИЛА. Еще месяц впереди. Так что эта стерва ещё сказала? Что-то про меня?

ЗЛОТИН. Да при чем тут ты? Внук родных людей не видит, скучает. Ты бабка, или нет?

ЛЮДМИЛА. Я тебе не бабка. Я моложе тебя на семь лет, между прочим. Ты сам когда последний раз с ним разговаривал? Кроме своего бизнеса и бильярда ничего не видишь.

ЗЛОТИН. Понесло? Молчала бы. Лучше подумай, что внуку будем дарить. Нет, все-таки, надо устроить ему праздник. И повод хороший. Сколько ему будет?

ЛЮДМИЛА. Дожили. Дед, называется. Уже десять будет.

ЗЛОТИН. Вот как? Значит, юбилей. Это даже хорошо. (Пауза). Ладно, иди, я тут лягу. И скажи Катерине, чтобы не сыпала сахар в кофе. Всё.


Людмила, фыркнув, выходит.


77.

НАТ. Ночь. Большой дом Злотина за высокой чугунной оградой очень красиво смотрится на берегу извилистой речки.

Маша садится на заднее сидение Мерседеса Злотина. Хлопает дверь.

Ворота автоматически открываются. Мерседес выезжает. Ворота закрываются. Вокруг ночная тишина, нарушаемая только верещанием сверчков.

Откуда-то появляются два добермана. Они подбегают к забору и резко останавливаются, высматривая что-то в темноте. И, словно чего-то вдруг испугавшись, бросаются от ограды к дому, позорно скуля.

Какая-то тень, не шевеля кусты, скрывается в лесу. Большой дом Злотина вдруг становится зловещим в свете полночной луны.


77.

ИНТ. Большой телевизор в углу огромного конференц-зала.


ДИКТОР. ... Центральная избирательная комиссия объявила дату очередных выборов в Государственную Думу Российской федерации. На представительство в Думе на сегодняшний день претендует более сорока партий и объединений. Но далеко не всем удастся собрать необходимое для регистрации количество подписей. О раскладе сил наш специальный корреспондент...


Звук медленно затихает. Чья-то рука, подержав пульт от телевизора, кладет его на стол.

За большим переговорным столом сидят шесть человек. Двое из них приходили к Злотину. Во главе стола Председатель – Александр Ильич (тот, что играл с Злотиным в гольф).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Так, что у нас по финансированию? Фонд работает?

ПЯТЫЙ. Бюджет уже практически собран.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Хорошо. Надо будет отследить потоки. Чтобы лишнего не прилипло. (Пауза). Есть какие-то пожелания?

ШЕСТОЙ. Какие могут быть пожелания? Они финансирует бюджет избирательной кампании. Каждый по своему округу, взамен получают объемы работ, как обычно. По положительным результатам, разумеется. Все согласовано.


Председатель кивает.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Аналитическая группа уже готова?

ЧЕТВЕРТЫЙ. Так точно, Александр Ильич. На каждое объединение собраны бумаги. Думаю, проблем не возникнет.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А команды для работы на местах?

ШЕСТОЙ. Комплектуем. В графике, Александр Ильич.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Хорошо. И меньше их светите. Задействуете местные кадры, знакомые с условиями на местах.

ШЕСТОЙ. Разрешите, товарищ генерал?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Что у Вас?

ШЕСТОЙ. По четырнадцати округам поступили предложения по объединению усилий. Предлагают выдвигать общих кандидатов. Сделать, так сказать, размен.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. От Вас тогда конкретный план по кандидатурам. Будем думать. Что еще?

СЕДЬМОЙ. Разрешите?


Председатель кивает.


СЕДЬМОЙ. Оперативный отдел имеет интересную информацию по некоторым контрагентам. В частности по Злотину. Можно?


Все смотрят на Седьмого. Первый, Второй и Третий переглядываются. Председатель кивает головой.


СЕДЬМОЙ. Злотин оказался для нас не так прозрачен, как мы думали. У него вялотекущий конфликт с одним банкиром, неким Сергеем Хлебниковым. Хлебников вышел к Злотину с предложением реструктуризации их совместных проектов. В частности Хлебников хочет перевести их общие активы в белую, постепенно легализовать доходы от бизнеса, ну и так далее.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Испугался?

СЕДЬМОЙ. Возможно. Но скорее страхуется. И хорошо умеет считать. Как в той рекламе. Хочет спать спокойно. Но у Злотина он понимания не нашел.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Не смог убедить?

СЕДЬМОЙ. Не в этом дело. Злотин не любит делиться. (Председатель усмехается). То есть, пока Хлебников ему нужен, все нормально. Но Хлебников не пешка. Помимо всего, что знает Хлебников о Злотине, у Злотина есть много такого, чего Хлебников не знает. Сейчас в рамках реструктуризации Хлебников проводит ревизию всех дел. Согласно документам Злотин формально не владеет ни чем, в отличие от Хлебникова. А с левых структур Злотин вообще предпочитает получать всё наличными.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Много набегает?

СЕДЬМОЙ. Более чем. При этом официальные доходы всех дочерних структур достаточно скромны. Банк вообще на нулях. Хлебников заботится в основном о себе и своем бизнесе. Если он проведет таки ревизию, у Злотина не будет никаких формальных оснований на какую либо долю. Рано или поздно Хлебников докопается до всего, и тогда возникнет настоящий конфликт. Чем это кончится, можно догадаться. И главное. Пока Хлебников не знает, какое отношение к Злотину имеем Мы.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Что? Может узнать?

СЕДЬМОЙ. Вполне. Отследить движение денег не так уж и трудно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (третьему). Вячеслав Павлович, Вы?..

ТРЕТИЙ. Да. Я в курсе.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Хорошо. (Седьмому). Продолжайте.

СЕДЬМОЙ. Это не всё, Александр Ильич. Злотин решил опередить Хлебникова и создал аналитическую группу для контроля всех активов. Что-то вроде внутреннего аудита.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну-ну.

СЕДЬМОЙ. Сейчас он старается перевести как можно больше активов в структуры, неподконтрольные Хлебникову и другим соучредителям. Если это всплывет, война неминуема. Кроме этого Злотин принял решение усилить собственную службу безопасности.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ему угрожал кто-то?

СЕДЬМОЙ. Формально, да. Бывший директор одного рекламного агентства. Смешно это. Думаю, просто не выдержали нервы. Ничего серьезного. Злотин забрал у него бизнес.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Это нам не повредит?

СЕДЬМОЙ. Не думаю. Думаю, будет даже лучше. Слишком уж он был независим, этот бывший директор. Художник, творческая личность... Время сейчас не то. А то, с таким подходом к жизни строил бы где нибудь канал, или лес валил на Колыме.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Да уж. Время действительно не то. Ну, что еще? Всё? Выводы.

СЕДЬМОЙ. Работать можно. Держим всех на контроле (Переглядывается с четвертым).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А если все-таки?…

СЕДЬМОЙ. У нас есть варианты. И по Хлебникову и по Злотину.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну, хорошо. Главное, чтобы он помнил, кому всем обязан.

ТРЕТИЙ. Мы ему уже напомнили.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Это всё? Тогда все свободны. Через неделю жду результатов.


Все выходят. Председатель остается один. Он сидит, теребя рукой нижнюю губу. Наконец решившись, нажимает кнопку на селекторе.


ТРЕТИЙ (по селектору). Слушаю, Павлов.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вячеслав Павлович, есть для тебя работа.


78.


ИНТ. Кабинет Злотина.

Злотин, явно веселый, раскладывает вместе с юристом Збарский документы перед Гранцевым.


Збарский. Вот тут и тут.


Гранцев подписывает договора.


ЗЛОТИН (смеясь). Витя, у тебя зарплата будет больше, чем у меня. Чувствуешь, как я тебя уважаю?


Збарский собирает документы и выходит. Злотин и Гранцев остаются вдвоем.


ГРАНЦЕВ. Владимир Юрьевич, Вы. Я даже не знаю, что сказать.


Злотин довольно улыбается.


ГРАНЦЕВ. Конечно, все-таки не совсем удобно перед Назаровым, но...

ЗЛОТН (серьезно). Что неудобно? Он, кстати, в свое время отказался. Ты думаешь, я ему не предлагал перейти на зарплату? Предлагал. Но он хочет всем руководить сам. Он думал, что занимается бизнесом. Ты то так не думаешь, надеюсь?

ГРАНЦЕВ. Я? В каком смысле?

ЗЛОТИН. В смысле, что если тебе платят, хорошо платят, то ты должен работать, хорошо работать. И всегда, а не тогда, когда тебе хочется или можется.

ГРАНЦЕВ. Я готов, конечно, Владимир Юрьевич….

ЗЛОТИН. Есть какие-то сомнения?

ГРАНЦЕВ. Нет, нет.

ЗЛОТИН. Хорошо. Теперь я хочу познакомить тебя с одним человеком (нажимает кнопку на селекторе). Алла, пусть Саша зайдет.


Входит Сурыгин.


ЗЛОТИН. Знакомься, Виктор. Руководитель твоей службы безопасности.

ГРАНЦЕВ (глядя на охранника). Вы? Здравствуйте. (Вяло пожимает ему руку). То есть. Владимир Юрьевич, зачем мне охрана? У нас в агентстве никогда не было охраны. Не те деньги.

ЗЛОТИН. Значит, будут те. (Охраннику). Саша, присаживайся. (Гранцеву.) А охрана нужна не тебе, а бизнесу. И мне спокойней.


Сурыгин пристально смотрит на Гранцева из-за затемненных очков. Гранцеву становится не по себе, и он начинает нервно ерзать, вызывая у охранника улыбку.


ЗЛОТИН. Теперь о главном. Рекламой всего этого хлама, гондоны, папиросы, пиво, ты заниматься не будешь.

ГРАНЦЕВ. Как? А...


Злотин останавливает его движением руки.


ЗЛОТИН. Слушай меня и не перебивай. (Пауза). Ты организуешь работу агентства, как обещал, и доложишь мне.

ГРАНЦЕВ. Но ведь все клиенты разбежались.

ЗЛОТИН. Как разбежались, так сбегутся. Наладишь работу и доложишь. Потом рекламой всего этого дерьма будет заниматься твой заместитель, мы подберем кандидатуру. После этого следующее. (Делает длинную паузу.) У нас грядут очередные выборы. (Пристально смотрит на Гранцева.) И по сему очень большая, связанная с эти делом, программа. Поэтому мне нужно доверенное лицо, которое все это будет вести и контролировать. Деньги будут проходить через агентство. Большие деньги. Работать придется много и хорошо. А результат должен быть только положительный. Понял?

ГРАНЦЕВ. То есть выборами займусь я.

ЗЛОТИН. Зришь в корень.


Гранцев несколько мгновений сидит, сосредоточенно скрестив перед собой ладони. Приняв решение, он выпрямляется и кладет руки на стол.


ГРАНЦЕВ. Я готов.

ЗЛОТИН (повеселев). Слушай, Гранцев, ты мне нравишься все больше. Где ты раньше был, а, Гранцев? Почему мы были незнакомы, а? (И охраннику) Саша, он тебе нравится?

СУРЫГИН. Очень.

ЗЛОТИН. Слышишь? Ты нравишься начальнику собственной службы безопасности. (Смеется). Ну, хорошо. У тебя есть несколько дней, пока освободится помещение. Там, ремонт. Туда, сюда. Считай, отпуск у тебя. Недели полторы. И вот (охранник передает Злотину пачку денег, которую Злотин кладет на стол перед Гранцевым). Съезди с женой куда-нибудь, отдохни.

ГРАНЦЕВ (оторопев). Спасибо, Владимир Юрьевич. Большое спасибо.

ЗЛОТИН. Ты на чем ездишь?

ГРАНЦЕВ (не понимая). В смысле?

ЗЛОТИН. В смысле машины.

ГРАНЦЕВ. А. Жигули. Сто десятые.

ЗЛОТИН. Хило, брат. (Пауза). Ну ладно, обдумаем, давай отдыхай.

ГРАНЦЕВ. Владимир Юрьевич, мне как-то неудобно.

ЗЛОТИН. Витя, давай договоримся. Если я что-то делаю, значит, это надо. Понял?

ГРАНЦЕВ. Да.

ЗЛОТИН. Хорошо. Все. Можешь отдыхать.


Гранцев, собрав свои вещи, уходит. За ним внимательно наблюдает Сурыгин.


88.

ИНТ. Тот же кабинет Злотина, но без Гранцева.

ЗЛОТИН. Что думаешь?

СУРЫГИН. Думаю, справится.

ЗЛОТИН. За такие-то деньги.

Сурыгин. Вот именно (пауза). А Назаров бы не согласился.

4547959806911734.html
4548043423237857.html
4548099347644128.html
4548187948728932.html
4548393401381310.html