G. Принудительный труд - Л. В. Вахнина (Правозащитный центр «Мемориал»)


^ G. Принудительный труд

311. Мы были обескуражены известиями о существовании принудительного труда в российской армии. Правозащитные НПО даже используют термин «рабство», характеризуя практику, которая, похоже, получила широкое распространение (были приведены сотни случаев). Командиры или офицеры воинских частей «сдают в аренду» военнослужащих срочной службы частным фирмам для выполнения различных видов работ или используют их в качестве рабочей силы на строительстве собственного жилья. Союз Комитетов солдатских матерей утверждает, что такие правонарушения следует квалифицировать и преследовать по статье 127.2 Уголовного кодекса Российской Федерации – «Использование рабского труда»3. По словам представителей Союза, в Хабаровске офицер, осудивший такой принудительный труд, был уволен со службы и помещен в психиатрическую больницу; в Волгограде офицеры сняли на камеру вывод военнослужащих на обычные работы за пределы части.

312. Представители Министерства обороны отрицали, что такие нарушения носят массовый характер, признав, что лишь один такой случай имел место в Самаре и что по этому делу было проведено надлежащее расследование. Мы разделяем негодование, выраженное Комиссаром по правам человека Совета Европы в его недавнем докладе по России в связи таким «современным рабством».


^ Независимый экспертно-правовой совет


Владимир Миронов, доктор юридических наук, профессор,

член Независимого экспертно-правового совета


Экспертное заключение

на нормативные правовые акты и иные документы о привлечении военнослужащих, проходящих срочную службу, для исполнения обязанностей,

не относящихся к военной службе

Из представленных документов следует, что военнослужащие, проходящие срочную службу, в массовом порядке привлекаются к труду у частных лиц как юридических, так и физических. Федеральное агентство специального строительства, находящееся в ведении Министерства обороны РФ, также использует труд лиц, проходящих срочную военную службу. В связи с изложенным в обращении в НЭПС поставлены вопросы о проведении правовой экспертизы нормативных правовых актов и иных документов о привлечении военнослужащих, проходящих военную службу, для исполнения обязанностей , не имеющих к ней отношения.

В представленных документах имеется договор от 28 августа 2003 года, заключенный между войсковой частью 62608 и ООО «Строительные материалы", по которому войсковая часть, выступающая в качестве исполнителя, обязуется выполнять работы и услуги на предприятии заказчика путем выделения ему личного состава, проходящего службу в данной части. В качестве основания для заключения данного договора указано Постановление Совета Министров СССР от 31 августа 1982 года №806-216 "0 размере начисления заработной платы военным строителям при участии в гражданском строительстве". На данное постановление имеется ссылка в постановлении Правительства РФ от 19 апреля 1993 года №355 "Об изменении порядка материального обеспечения военных строителей", из которого следует, что заработная плата военным строителям выплачивается с применением понижающего коэффициента, полученные от данного понижения средства перечисляются в бюджет Российской Федерации.

В соответствии с ч. 3 ст.15 Конституции РФ любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы для всеобщего сведения. Постановление Совета Министров СССР от 31 августа 1982 года № 806-216 "О размере начисления заработной платы военным строителям при участии в гражданском строительстве" непосредственно затрагивает права граждан, проходящих военную службу, но участвующих в гражданском строительстве, в частности на объектах 000 "Строительные материалы". Поэтому оно не должно применяться без официального опубликования. Однако вопрос о снятии грифа с данного постановления, что позволяло бы хотя бы ознакомиться с его содержанием, Правительством РФ не обсуждался. В связи с чем при применении труда военнослужащих, проходящих срочную службу, используется нормативный правовой акт, который не только не опубликован официально для всеобщего сведения, но и имеющий гриф секретности, не позволяющий ознакомиться с его содержанием.

В п. 3 ст.4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п.2 ст.2 Конвенции МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде исчерпывающим образом определены виды трудовой деятельности, которые не включаются в понятие «принудительный или обязательный труд". В ч. 4. ст. 4 ТК РФ также определены виды работ, которые не входят в понятие принудительный труд. В частности, в ст.4 ТК РФ в принудительный труд не включены работы, выполняемые на основании вступившего в законную силу приговора суда под надзором государственных органов, ответственных за соблюдение законодательства при исполнении судебных приговоров. В п/п «с» п.2 ст. 2 Конвенции МОТ №29 о принудительном или обязательном труде в качестве условий, позволяющих исключить выполняемую осужденными работу из понятия принудительного или обязательного труда", названо не только ее выполнение под надзором полномочных государственных органов, но и отказ от уступки или передачи осужденных в распоряжение частных лиц, компаний или обществ. Следовательно, нормы международно-правовой регламентации труда запрещают использование даже лиц, отбывающих наказание, для работы в интересах физических или юридических лиц. Отсутствие аналогичного правила в ст.4 ТК РФ на основании ч.4 ст. 15 Конституции РФ обязывает правоприменителей руководствоваться положениями ст.2 Конвенции МОТ №29 о принудительном или обязательном труде. Рассматриваемое правило, как минимум по аналогии, применимо и к труду лиц, проходящих срочную военную службу, которые в силу требований законодательства должны выполнить именно перед государством определенные в нем обязанности.

Следует заметить, что в соответствии с ч.3 ст.59 Конституции РФ альтернативная гражданская служба заменяет военную службу, выступая в качестве обязанности гражданина перед государством. Поэтому правило о недопустимости уступки или передачи лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу, частным физическим или юридическим лицам должно распространяться и на них.

В международных актах о труде дан примерный перечень видов трудовой деятельности, которые в обязательном порядке должны быть включены в понятие «принудительный или обязательный труд». В п/п «а» ст.1 Конвенции МОТ об упразднении принудительного труда предписано включать в понятие «принудительный или обязательный труд» виды трудовой деятельности, которые используются в качестве средства политического воздействия или воспитания в качестве меры наказания за наличие или выражение политических взглядов или идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе. Очевидно, что установление более длительного срока прохождения альтернативной гражданской службы по сравнению с военной службой выступает в качестве меры наказания за убеждения, противоречащие сложившимся в обществе убеждениям о необходимости прохождения военной службы.

В п/п."б" ст.1 Конвенции МОТ № 105 об упразднении принудительного труда в понятие "принудительный или обязательный труд» включена трудовая деятельность, которая используется в качестве метода мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития. Использование труда лиц, проходящих военную службу или альтернативную гражданскую службу, физическими или юридическими лицами, а также государственными организациями с целью получения прибыли означает их использование для нужд экономического развития. В связи с чем можно сделать вывод о том, что нормы международно-правовой регламентации труда не позволяют использовать лиц, проходящих срочную военную службу, а также альтернативную гражданскую службу для получения прибыли частными лицами и (или) государственными организациями, органами местного самоуправления. Причем размер получаемой прибыли для квалификации данного вида деятельности в качестве принудительного труда не имеет правового значения. Отсутствие прибыли при использовании труда названных лиц для нужд экономического развития, то есть в организациях и у физических лиц, которые производят товары или оказывают платные услуги, также означает их привлечение к принудительному труду. Следовательно, военнослужащие, проходящие срочную службу, должны быть заняты исключительно исполнением обязанностей, имеющих непосредственную связь с ее прохождением. Лица, проходящие альтернативную гражданскую службу, должны быть заняты выполнением возложенных на государство, органы местного самоуправления обязанностей, например, по социальному обеспечению граждан. Другие виды деятельности, осуществляемой указанными лицами, следует включать в понятие "принудительный труд". Исключение из этого правила составляют случаи, перечисленные в п/п. «д» п.2 ст.2 Конвенции МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде, ч.4 ст. 4 ТК РФ. В частности, привлечение указанных лиц к работе при наличии чрезвычайных обстоятельств, таких как пожары, наводнения, голод, землетрясения, сильные эпидемии и эпизоотии, нашествие вредных животных, насекомых или паразитов растений, а также обстоятельств, ставящих под угрозу или могущих поставить под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего или части населения. Во всех остальных случаях привлечение указанных лиц к трудовой деятельности, не связанной с выполнением обязанностей перед государством и обществом, следует рассматривать в качестве принудительного труда.

Как уже отмечалось, в ст.1 Конвенции МОТ № 29 об упразднении принудительного труда дан не исчерпывающий перечень видов трудовой деятельности, которые входят в понятие "принудительный или обязательный труд». Данный перечень может быть дополнен во внутреннем законодательстве. В ч. 3 ст. 4 ТК РФ к принудительному труду отнесены нарушение установленных сроков выплаты заработной платы, а также ее выплата не в полном размере. Из постановления Правительства РФ от 19 апреля 1993 года № 355 "Об изменении порядка материального обеспечения военных строителей", которое принималось со ссылками на постановление Совета Министров СССР от 31 августа 1982 года №806-216 "О размере начисления заработной платы военным строителям при участии в гражданском строительстве", следует, что заработная плата лицам, проходящим срочную военную службу и занятым на объектах гражданского строительства, выплачивается с применением понижающих коэффициентов, то есть в меньшем размере, чем лицам, которые осуществляют трудовую деятельность не в связи с прохождением военной службы. При прохождении альтернативной гражданской службы также имеется искушение установить лицам, проходящим данную службу, заработную плату в меньшем размере, чем другим работникам. Однако в ст.23 Всеобщей декларации прав человека, ст.7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ч.2 ст.22 ТК РФ закреплен принцип равной оплаты за труд равной ценности. Нарушение данного принципа означает выплату лицам, проходящим срочную военную или альтернативную гражданскую службу, заработной платы не в полном размере, гарантированном законодательством. В связи с чем выплату заработной платы лицам, проходящим срочную военную или альтернативную гражданскую службу, в меньшем размере за труд равной ценности следует квалифицировать на основании ч.З ст.4 ТК РФ как принудительный труд. В данном случае нарушаются и сроки выплаты части заработной платы, что также позволяет признать выполняемую работу принудительным трудом.

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что постановление Правительства РФ от 19 апреля 1993 года № 355 "Об изменении порядка материального обеспечения военных строителей», имеющее в своем содержании ссылки на постановление Совета Министров СССР от 31 августа 1982 года №806-216 "О размере начисления заработной платы военным строителям при участии в гражданском строительстве", в нарушение требований ст. 23 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Конвенций МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде и № 105 об упразднении принудительного труда, ст. 4 ТК РФ направлено на привлечение лиц, проходящих срочную военную службу, к принудительному труду.

В ст. 127-2 УК РФ установлена уголовная ответственность за использование труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, в случае, если лицо по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг). При использовании труда лиц, проходящих срочную военную службу, для выполнения работ в интересах частных лиц (физических или юридических), усматриваются признаки данного состава преступления. Лицо, проходящее срочную военную службу, находится в полном подчинении командования воинской части, заключающей договор на использование его труда. В этом случае командование воинской части осуществляет полномочия собственника по отношению к имеющимся у него способностям к труду. При этом лицо, находящееся в подчинении в силу прохождения военной службы, по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения порученных ему работ (услуг) под угрозой применения наказания за неисполнение приказа командиров. Однако следует отдавать себе отчет в том, что привлечение к данному виду ответственности осуществляют органы военной юстиции, в которых обязанности по уголовному преследованию возложены на военнослужащих. Очевидно, что в подобной ситуации штатные военнослужащие должны принимать меры по привлечению к уголовной ответственности своих коллег за нарушение прав случайно оказавшегося под рукой контингента. В подобной ситуации весьма сложно рассчитывать на объективность со стороны органов военной юстиции. В связи с чем напрашивается вывод о том, что применение законодательства об ответственности военнослужащих требует проведения реформирования военной юстиции. Как минимум, деятельность по применению законодательства о прохождении военной службы должны контролировать лица, не имеющие никакого отношения к прохождению военной службы. Без внесения соответствующих изменений в законодательство о военной юстиции обеспечение законности в сфере отношений, возникающих при прохождении военной службы, становится невозможным.

Из п.2.2 представленного на экспертизу трудового договора следует, что на заказчика возлагается обязанность по возмещению ущерба причиненного военнослужащему при выполнении работ на гражданском объекте. В связи с чем сделана попытка освобождения государства от ответственности за вред, причиненный гражданину, проходящему военную службу. Предоставленные документы также свидетельствуют о том, что в ряде случаев государство в лице полномочных органов освобождается от ответственности за вред, причиненный здоровью военнослужащих, выполнявших работы при участии в гражданском строительстве. Однако заключение данного договора с условием освобождения государственных органов от ответственности перед гражданином, проходящим срочную военную службу, противоречит действующему законодательству. В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в частности Министерства обороны РФ, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации. Передача военнослужащих в ведение частных лиц (юридических или физических) противоречит закону, что влечет возникновение у государства обязанности по возмещению вреда, причиненного в связи с незаконной передачей частным лицам военнослужащих.

Следует также иметь в виду, что выполнение военнослужащим работы у частных лиц по распоряжению должностных лиц Министерства обороны РФ является выполнением обязанностей военной службы, поскольку в этом случае они выполняют распоряжения полномочных лиц военного ведомства, то есть осуществляют деятельность, которая непосредственно связана с прохождением ими военной службы. Основанием для признания данной деятельности связанной с прохождением военной службы является выполнение военнослужащим работ с ведома или по поручению должностных лиц Министерства обороны РФ, в подчинении которых находятся военнослужащие. Бремя неблагоприятных последствий на основании ст.1069 ГК РФ несет государство, от имени которого должностные лица военного ведомства допустили привлечение к принудительному труду военнослужащих. Тогда как для военнослужащих любое распоряжение должностных лиц, в подчинении которых они находятся, означает выполнение обязанностей военной службы, поскольку обязанность по выполнению такого распоряжения возникает именно в силу факта прохождения ими военной службы.

В ч.2 ст.19 Конституции РФ, ч.2 ст. 3 ТК РФ гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина, а также недопустимость ограничения в трудовых правах и свободах по признакам социальной принадлежности или должностного положения. Установление лицам, проходящим срочную военную или альтернативную гражданскую службу, заработной платы в меньшем размере, чем другим работникам, означает ограничение в трудовых правах, в частности, в праве на получение равной оплаты за труд равной ценности в зависимости от социальной принадлежности, то есть принадлежности к категории лиц, проходящих службу и выполняющих обязанности перед государством, или к работникам, добровольно предложившим свои услуги для выполнения трудовой функции, включающей в себя выполнение равноценной с лицами, проходящими службу, работы. Установление различий в зависимости от вида возникающих при выполнении работы отношений также вступает в противоречие с перечисленными правовыми нормами. Выполнение работы лицами, проходящими службу, предполагает наличие административных отношений, которые влекут возникновение у них обязанностей перед государством и обществом. Выполнение трудовых обязанностей предполагает наличие трудовых отношений, в содержание которых входят обязанности работника перед работодателем, являющимся стороной в этих отношениях. Наличие различий в положении работников и указанных лиц не позволяет провести законное ограничение их права на получение равной оплаты с работниками за труд равной ценности. Установление подобных ограничений означает лишение лиц, проходящих службу, части заработной платы в связи с наличием дополнительных обязанностей перед государством и обществом. Наличие у граждан дополнительных по сравнению с другими работниками обязанностей без предоставления соответствующих компенсаций на основании ст. 19 Конституции РФ, ст. 3 ТК РФ следует рассматривать как необоснованное ограничение их прав. В связи с чем ограничение трудовых прав работников может быть признано законным только при предоставлении им работодателем соразмерных компенсаций, например, в виде выплаты дополнительных денежных сумм. Тогда как в рассматриваемой ситуации граждане взамен дополнительных обязанностей перед государством и обществом получают лишь дополнительные ограничения принадлежащих им в силу действующего законодательства прав и свобод.

В соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 года № 314 с изменениями от 20 мая 2004 года, внесенными Указом № 649 "Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти", Федеральное агентство специального строительства находится в ведении Министерства обороны РФ. Для выполнения работ на объектах данного Федерального агентства действующее законодательство допускает применение труда лиц, проходящих срочную военную службу, по отношению к которым за ненадлежащее выполнение трудовых обязанностей могут быть применены санкции, предусмотренные Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ. Очевидно, что использование труда лиц, проходящих срочную военную службу, а также альтернативную гражданскую службу на строительных работах в системе Федерального агентства специального строительства означает их привлечение к принудительному труду. Ведь в подобной ситуации они не выполняют обязанности военной службы, а также работу в интересах государства и общества. В период выполнения строительных работ указанные лица строят объекты, имеющие экономическую ценность, то есть их труд используется для нужд экономического развития, что запрещено нормами международно-правовой регламентации труда. Использование лиц, проходящих службу, в качестве более дешевой по сравнению с гражданами, не имеющими обязанностей по ее прохождению, рабочей силы также означает привлечение к принудительному труду. И в этом случае нарушается принцип равной оплаты за труд равной ценности, что влечет невыплату лицам, проходящим службу, части заработанного. Тогда как ст.4 ТК РФ позволяет квалифицировать действия по невыплате части заработной платы, по задержке в выплате части заработной платы в качестве принудительного труда. Данная трактовка также полностью соответствует международно-правовой регламентации труда. Более того, в п.1 ст.2 Конвенции МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде "принудительный или обязательный труд» определен через всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. При выполнении строительных работ лица, проходящие срочную военную службу, добровольно не предлагают свои способности к труду, так как выполняют обязанности в силу прохождения военной службы. К ним за отказ от выполнения трудовых обязанностей, для которых они не предложили добровольно своих услуг, могут быть применены санкции, предусмотренные Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ. Таким образом, налицо признаки "принудительного или обязательного труда", которые определены в п.1 ст.2 Конвенции МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде. Сказанное в полной мере относится и к лицам, проходящим альтернативную гражданскую службу, которые также не предлагают свои услуги для выполнения строительных работ, но вынуждены приступить к ним в силу обязанности перед государством и обществом пройти альтернативную гражданскую службу. К ним в качестве меры наказания за отказ от данной работы могут быть применены не только дисциплинарные взыскания, но и исключение из срока прохождения альтернативной гражданской службы времени отказа от принудительного труда. Следовательно, они вынуждены выполнять обязанности, которые относятся к «принудительному или обязательному труду», в течение всего срока альтернативной гражданской службы под страхом наказания.

В ст.2 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина провозглашены высшей ценностью, их реализация отнесена к обязанностям государства. В ст.ст.17,18 Конституции РФ они объявлены непосредственно действующими, составляющими смысл деятельности всех без исключения органов государственной власти и местного самоуправления. Сказанное полностью относится к правам и свободам, гарантированным международно-правовыми актами и внутренним законодательством России при привлечении ее граждан к труду. В соответствии с ч.3 ст.55 Конституции РФ указанные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены лишь федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Названные постановления Совета Министров СССР и Правительства РФ, в которых ограничены права и свободы человека и гражданина, в частности на полное получение заработной платы, являются подзаконными актами. Поэтому по своей форме они не могут выступать в качестве актов, ограничивающих права и свободы человека и гражданина в сфере труда. Имеющиеся в них ограничения не преследуют и перечисленные в ч.3 ст.55 Конституции РФ цели, для достижения которых возможно возложение на граждан дополнительных обязанностей. Более того, рассмотренные ограничения вступают в противоречие с достижением перечисленных в ч.3 ст.55 Конституции РФ целей. К примеру, привлечение лиц, проходящих срочную военную службу, к строительным работам лишает их возможности получить навыки по защите государства. Использование труда лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу, на военных объектах не позволяет им выполнять обязанности по обеспечению здоровья других лиц, в частности по уходу за инвалидами. Таким образом, названные подзаконные нормативные правовые акты и по форме, и по содержанию вступают в противоречие с Конституцией РФ, нормами международно-правовой регламентации труда, федерального закона.

На основании ст.ст. 27, 46, ст. 251 ГПК РФ, ст. 27 ФЗ «Об общественных объединениях", определения Конституционного Суда РФ от 11 октября 2002 года № 265-0 общественные организации, имеющие целью уставной деятельности защиту прав и свобод военнослужащих, вправе обратиться с заявлением в Верховный Суд РФ о признании рассмотренных подзаконных нормативных правовых актов противоречащими федеральным законам, в том числе нормам международно-правовой регламентации труда. При наличии доверенности, в которой оговорены специальные полномочия, в частности для обращения в суд, общественные организации могут выступить в защиту прав конкретного военнослужащего, лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, в судебном порядке. При отказе в удовлетворении заявленных требований судом общей юрисдикции гражданином может быть подана жалоба в Конституционный Суд РФ, Европейский Суд по прав человека в соответствии с имеющейся у них компетенцией с целью признания ограничений прав и свобод при привлечении к труду противоречащими соответственно Конституции РФ или Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст.4).

Настоящее экспертное заключение может быть использовано для подтверждения изложенных в нем правовых позиций. В этом случае полномочные органы и должностные лица должны дать правовую оценку имеющимся в его содержании доводам, оно может быть использовано судом в качестве мнения специалиста.


4544184172365016.html
4544357408565004.html
4544442408103290.html
4544564451121339.html
4544612274552506.html